Остров

Мы со своим другом Артемом росли настоящими оторвами. Наступало лето и я исчезал надолго из дома. Мать ругалась, отец хмуро глядел на меня, грозясь приложить руку. А мы с приятелем садились на велосипеды и гнали загород, навстречу приключениям. Нам было по 15 лет, почти взрослые, мы рвались за свободой, новыми впечатлениями. Я был стройным поджарым длинноногим пацаном, а мой светловолосый приятель по фигуре мог дать фору парню 18-20 лет. Мы славно с ним ладили, несмотря на периодические драки между нами, где Артем выходил всегда победителем (еще бы 50-60 раз подтягиваться, по сотни раз отжиматься – чемпион школы). Во всех стычках на улицах мы были всегда вместе и до последнего защищали друг друга. Дружба наша крепла и по мере взросления обретала осмысленную преданность и любовь друг к другу. Даже начинающая моя привязанность к девчонкам не ослабляла наше притяжение. Каждый день я рад был видеть Артемку, говорить, видеть его, дурачиться с ним. Иногда я замечал его долгий взгляд на мне, он стеснялся и отводил глаза, злился…Странные перепады настроения свойственны подросткам. В этом возрасте они еще не понимают, что с ними происходит.

Как то летом мы отправились на велосипедах загород. Мы прилично отъехали от города и весело гнали вдоль реки. День был чудесный, стояла жара и мы крутили педали в одних плавках. Артем ехал впереди, и я любовался его красивой рельефной фигурой, мускулистым ногам. Его русые волосы развевались на ветру, он что-то рассказывал и смеялся, иногда оборачиваясь ко мне.

…Я его обожал и готов был отдать жизнь за него. Нежные ямочки на его загорелом лице, красивые губы и сформированная спортивная фигура взрослого парня: нежность и мужественность, юность и взрослость…Толи дело я – пацан летков так 15-16, пушок на губах, легкая растительность на теле, но уже рвущееся потоком сексуальное желание, грезы и мечты. Мой друг первый начал играться со своим дружком и рассказал мне как это приятно уже в 12 лет. Я просил его показать как это делать, но он стеснялся. Я видел его эрекцию в плавках, когда мы купались в реке, но он отворачивался, зло сверкая глазами. Со временем он стал больше доверять мне свои интимные вопросы и даже согласился подрочить мне, показав как правильно это делать. Я кончил почти мгновенно, все поплыло у меня перед глазами, и мой друг успел только подхватить меня. Он хотел рассмеяться, но, взглянув на меня, сказал серьезно и по-взрослому: «Молодец. Красиво кончил». Я лежал весь в липкой сперме, балдея и потягиваясь. Артем поднес свои измазанные в сперме руки, понюхав и лизнув, сказал: «Сладкая какая-то и почти без запаха. Странно, моя пахнет». Я прогундосил, зевая: «Буш когда кончать, дашь попробовать. У тебя наверное сперма как у взрослого парня. А че ты с девчонками не ебешься?». Артем молча пожал плечами: «Хочется попробовать, да не знаю как это сделать, как сказать. Она же засмеется»…

Был уже полдень. Мы решили спуститься на велосипедах к реке и искупаться. Вода была приятно теплой и ласкала наши тела. Вдалеке на середине реки виднелся остров с чудесным песчаным берегом. До него было метров 300-400. Я предложил другу поплыть до острова и позагорать на нем нагишом. Он согласился. Хотя я никогда не плавал в быстрой реке на такое приличное расстояние, но, занимаясь в секции по плаванию профессионально, я надеялся, что доплыву. Мой друг плавал слабо брассом. «Но он такой сильный, конечно доплывет »,- подумал я. Мы спрятали велосипеды и бросились в реку. Первая сотка прошла легко. Течение было пока слабое, и я плыл рядом с другом брассом. Он плыл медленно, и я решил оторваться от него кролем. Я быстро устремился на середину реки. Течение здесь было не то, что у берега. Тело разворачивало и ноги тянуло в круговороте вниз. Вода бурлила вокруг меня. Стало страшно, берег и остров виднелся одинаково далеко от меня. Инстинкт самосохранения гнал меня к острову – он был ближе, и я, захлебываясь волной, поплыл к острову. Вдруг я вспомнил о Артеме. Я посмотрел на своего друга, он с трудом барахтался в волнах. Голова его появлялась и исчезала под водой. Он смотрел в мою сторону и молча боролся с рекой. Злоба к себе и жалость к другу пронзила меня. Обезумев, я греб к нему, мне было уже все равно… «Доплыть и коснуться его, лишь бы он не утонул»,- стучало в висках. «Увидеть его, коснуться его, почувст-вовать его», — я терял сознание, силы уходили, я много нахлебался воды. Я его коснулся, инстинктивно подплыл сзади, и, выталкивая его голову из воды, поплыл на спине к острову..

Очнулся я на берегу остров


Комментарии запрещены.